Рынок акций и облигаций теряет баланс

Рынок акций и облигаций теряет баланс, Рынок акций и облигаций теряет балансВ настоящее время на рынках во всем мире происходят большие изменения.
10 мая 2013 г. в твиттере легендарного трейдера, управляющего облигациями, Билла Гросса появилась запись, в которой он заявил, что век 30-летнего бычьего рынка облигаций, вероятно, закончился 29.04.2013 г.

Громадная инвестиционная компания Гросса – PIMCO – является основным игроком на рынке казначейских, корпоративных и других облигаций, поэтому к мнению этого человека, без сомнения, прислушиваются.

Позже Гросс в интервью CNBC предсказал новые отношения между акциями и облигациями. Традиционно фондовые брокеры и инвестиционные консультанты рекомендуют сбалансированную стратегию – часть денег держится в акциях, остальное – в облигациях. Со временем доля акций должна расти, но без облигаций все равно не обойтись. Это происходит потому, что облигации играют свою положительную роль, когда акции находятся на медвежьем рынке. Таким образом, облигации полезны в качестве некоего амортизатора, снижающего общую волатильность портфеля.

Акции и облигации можно сравнить с детскими качелями – когда одна сторона идет вниз, другая поднимается вверх. На языке инвестиционного жаргона это называется «отрицательной корреляцией». Когда акции растут, облигации, вероятно, выглядят не слишком интересно. Но когда фондовый рынок падает, облигации начинают набирать. Таким образом, эксперты рекомендуют держать одновременно оба вида ценных бумаг, снижая долю акций по мере приближения к пенсионному возрасту.
Такой подход хорошо работал на протяжении многих лет. Все, от миллиардных пенсионных фондов до владельцев индивидуальных пенсионных счетов (IRA) среднего класса использовали его в своей инвестиционной деятельности.

Однако Билл Гросс в своем интервью дал понять, что баланс меняется. Он полагает, что сейчас корреляция между акциями и облигациями меняется с отрицательной на положительную. Другими словами, они с гораздо большей вероятностью будут двигаться вверх и вниз синхронно. Его доводы заключаются примерно в следующем. Если цены облигаций падают, то цены акций также должны пойти вниз. Это объясняется тем, что глобальная торговля долговыми ценными бумагами зависит от стабильности курса японской иены, стабильной доходности японских государственных облигаций и казначейских обязательств США.
Как только порождается нестабильность, запускаются рычаги, влияющие на рынок, в результате действия которых рынок жилья несет убытки, а рынок акций падает.

То есть, по мнению Гросса, мировая торговля зависит от трех факторов:

  • стабильность курса японской иены,
  • стабильность доходности JGB,
  • стабильность доходности казначейских облигаций США.

Теперь стоит обратить внимание на ситуацию на рынках в течение нескольких последних недель. С курсом иены не произошло ничего существенного, то есть наблюдается определенная стабильность. Однако по японским государственным облигациям очень вероятным представляется получение довольно высоких доходов. Доходность казначейских облигаций США также подскочила до уровня, который еще не наблюдался в течение этого года.
Если объединить три этих фактора вместе, то в соответствии с теорией Гросса, следует ожидать нестабильности, снижения «плеча» и проблем на рынках жилья и акций.

В этой ситуации можно было бы ожидать вмешательства Федеральной резервной системы во главе с Беном Бернанке. Однако Гросс утверждает, что такого вмешательства не будет, так как в настоящее время ФРС и Бернанке не могут контролировать экономику, а по сути, никогда и не имели серьезных возможностей обеспечения такого контроля.
В настоящее время низкие процентные ставки ведут к сокращению сбережений и, следовательно, к уменьшению потребления, снижают отдачу от корпоративных инвестиций и, по сути, разрушают существующие бизнес-модели. О каком влиянии на реальную экономику и возможности экономического роста тогда может идти речь? Для инвесторов это может означать, что в случае, если инвестиционная стратегия зависит от стабильности облигаций на фоне падения акций, можно рассмотреть различные альтернативы.

Другой важный вывод – необходимость сейчас наблюдать за рынком более пристально, чем когда-либо. Глобальные изменения, о которых говорит Гросс, могут происходить медленно, в течение нескольких месяцев, а могут перевернуть весь финансовый мир всего за несколько недель.